Новогодняя сказка

— Ну, и что? – повелительно возразила жена, — Так и будем встречать Новый год без чичилаки?

— Тебе не достаточно одной дорогой елки?
— Недостаточно! У нас в Имеретии обязательно в новый год в доме должна быть чичилаки.
— Заладила, чичилаки, чичилаки. Давай хоть в этот год обойдемся без чичилаки.
— Нет! Я хочу чичилаки. Прошу тебя, принеси чичилаки.
— Посмотри на часы? Скоро семь часов.
— Тем более. — возразила жена.
— Если тебе что-то взбредет в голову, — со злостью, проговорил он, прикручивая винтик к штепселю, то это, никакой отверткой оттуда не выковыряешь. — Не пойду, уже поздно.
— Ну, прошу тебя. Милый. Не обижай меня. Ты же знаешь, как я к этому отношусь.
— Лаадно! – смягчился он. — Придется идти, пока ты мне все мозги не вынула.
И одевшись, он обозленный, направился на новогоднюю ярмарку.
Ешё издали, не доходя до статуи олимпийца, возле Дворца Спорта, он облюбовал, полутораметровую, пушистую чичилаки и устремился я к ней.
— Почем чичилаки? — протягивая руку, чтобы погладить пушистые стружки, спросил он.
— Не продается. Это мое чичилаки. – ответил рядом стоящий мужчина, с удивлением, всматриваясь в его лицо. – Ва! Это ты? Ник!
— Я. А ты кто? – внимательно всматриваясь в незнакомца, спросил он.
— Ты что? Уже и не узнаешь меня? – расхохотался мужчина. — Посмотри на меня внимательно?
— Ва! Зура! Сколько лет! – обнимая своего одноклассника, радостно воскликнул он.
В этот момент к ним подошел еще один человек. Увидев горячо обнимающихся друзей он с удивлением уставился на Ника, и, раскрыв свои огромные объятия, направился к ним.
-Роберт! И ты здесь! – и он всем своим телом прижался к нему.

Через минуту они весело смеялись, вспоминая школу и свои детские проделки.
— Ну ты был фантазер. – хлопая друга по плечу, хохотал Зура, не утративший свою детскую непосредственность и веселость.
-Фантазер?
— Ну да. Помнишь, как ты всем нам на уши лапшу вешал? Рассказывая, о каком то Тотти.
-А как мы все тебя внимательно слушали. – продолжал Роберт. Ты знаешь, мне очень нравились эти истории. Они были какие-то необычные. Ты их рассказывал нам где-то до пятого класса. А потом прекратил. Что произошло? Тотти исчез.
— Нет. Не исчез.
— Тогда что. Кончилась фантазия?
— Что ты к нему пристал! – возмутился Зура — Он просто повзрослел и понял, что эти истории вызывают язвительные насмешки у некоторых лиц. А кому может нравиться, когда над ним смеются.
Увидев, как сконфузилось лицо друга, Зура решил смягчить свой тон.
— Я думал, что ты обязательно станешь писателем. Ведь у тебя необузданное воображение, а это такой редкий дар.
— Дело совершенно не в фантазии.
— А в чем?
— А в том, что Тотти действительно существует.
— Ты это серьезно?
— Вполне. Знаете что, я вас приглашаю к себе. Давайте Новый год встретим у меня дома.
— Почему бы и нет. Я, за. А ты Роберт?
— Моих нет дома . Жена в Германии. Я свободен как сокол. Вспомним нашу молодость. Помнишь, как мы у тебя кутили. Помнишь, Зура, какие хачапури готовила тетя Нино. Кстати, как твои родители.
— Их уже нет.
— Царствие им небесное. А мои родители, слава Богу, живы. Завтра утром пойдем к ним всей гурьбой и поздравим. Они часто спрашивают о тебе.
Они еще долго балагурили, вспоминая всех и вся. Удивляясь, как давно они не виделись по не понятной причине.

Ну ладно. Нам пора, — глядя на часы, проговорил Ник. Через два часа Новый год. – Вот сейчас куплю Чичилаки и пойдем. Жена будет очень рада. Гость от Бога.
— Зачем тебе покупать чичилаки? Мы тебе его дарим. – расхохотался Зура всучивая ему в руки огромную пушистую юбку из стружек.
— Да нет, что вы.- запротестовал Ник.
— Бери. Бери. Отказ не принимаем! И еще!– проговорил Роберт, направляясь в супермаркет. Через некоторое время, он вышел оттуда с огромным пакетом сладостей. – Ну, вот, теперь можно и идти.
——
На пороге дома их встретила запыхавшаяся от работы жена. Узнав, друзей мужа, она радостно пригласила их в дом.
-Заходите, заходите! Гость от Бога. — пропуская гостей, вперед проговорила она. — Я сейчас же накрою на стол.
— Не торопись. У нас впереди целая ночь. – проговорил Ник, приглашая друзей в кабинет.
Усевшись у весело гудящего камина, друзья немного расслабились.
— А помнишь? – начал Зура, — тот, 31 декабрь, когда ты сильно подрался с «Казаком»?
Ты знаешь, что меня удивило тогда?
— Что? – спросил Ник.
— У тебя, тогда все лицо было в крови… А на второй день, когда мы катались на санках, у тебя на лице не было ни одного синяка. Ведь так не бывает?
— Бывает. Мне помог Тотти.
— Опять этот Тотти. Расскажи нам о нем.
— Ладно. Я расскажу вам все.
И он начал свое повествование.
———
С Тотти я познакомился много лет назад. Как сейчас помню, мне тогда было около семи лет. Мы недавно переехали в новый дом, который достался нам в наследство от деда и был расположен недалеко от Черепашьего озера. Мальчишки с нашей улицы часто ходили туда купаться. Мне родители строго запретили, с кем бы то ни было ходить на Черепашку, да и взрослые ребята, не брали нас, с собой, опасаясь ответственности.

Но однажды я все же, тихо увязался за ними, и когда они меня приметили, мы уже были очень далеко от дома, и, им ничего не оставалось, как прихватить меня с собой.
Помню, что стоял очень жаркий день. Меня оставили на берегу, приказав только плескаться, а сами бросились в воду и поплыли. Вскоре вдалеке были видны только их головы.
А так, как я уже умел немного плавать, то их не послушался и отплыл недалеко от берега. Но вдруг, непонятно почему, начал тонуть. Я стал барахтаться изо всех сил, но это не помогло. Я так устал, что потерял сознание. Когда пришел в себя, то почувствовал, что меня кто то держит над водой и плывет к берегу. Он уложил меня в тень какого-то дерева и положил свою правую руку мне на лоб. От его руки, исходило какое-то неведомое тепло, и, озноб, охвативший меня, моментально исчез. Мне с ним стало очень тепло и уютно, и, сам не зная почему, я заплакал.
— Ты почему плачешь? – спросил он.
Мне стало очень стыдно, что я не послушался своих родителей, и, заплакал еще горше.
— Ты хочешь домой? – Я утвердительно кивнул головой.
Не помню, как мы оказались дома. Когда я открыл глаза, рука незнакомца все еще была у меня на лбу, а я лежал на диване.
— Ты, меня, на чем привез?
— Ни на чем. – ответил он.
— Ты кто?
— Тотти.
— Тотти? Я такое имя еще не слышал. Я мог утонуть?
— Да. Но ты не думай об этом. Это уже позади. – и он провел рукой по моим волосам. – Мне пора уходить. Скоро придет твоя мама.
— Ты не расскажешь ей, что я ее не послушался?
— Нет.
— А ты ко мне еще придешь?
— Мы часто будем видеться.
— А где ты живешь? – он поднял голову и улыбнулся.
— А когда ты придешь?
— Мне пора.
— Когда придешь? – снова задал я ему этот вопрос, пытаясь удержать.
— Скоро. Ну, все. Твоя мама уже во дворе.
Тут комната моя осветилась, и он, исчез в этом свете. Я с удивлением смотрел в пространство, думая, не приснилось ли мне все это? Мои глаза наполнились тяжестью, я закрыл их и моментально заснул.
——-
С тех пор, раз в месяц он посещал меня. Это происходило именно тогда, когда никого не было дома. Сначала я очень хотел познакомить его со своими родителями. Я им много рассказывал о нем, но никак не мог доказать его существование. Естественно, мои рассказы принимались за детские фантазии. Когда я подрос, серьезно обеспокоенные родители, повели меня сначала к невропатологу, а затем к знаменитому психиатру, но врачи не смогли определить во мне никакую болезнь, и моим ничего не оставалось, как слушать очередные басни о Тотти.
Где- то к одиннадцати годам, я наконец-то понял, что Тотти, только мой друг и ни с кем не хочет дружить кроме меня. Тогда, я прекратил всем рассказывать о нем, и родители, наконец-то успокоились, вспомнив слова великого психиатра: «Это возрастное. Обязательно пройдет».
——
Иногда, Тотти появлялся на улице, и мы шли гулять в небольшой лес, расположенный недалеко от дома.
Меня поражало абсолютно все, что было связано с моим загадочным другом. Он походил на двадцатитрехлетнего парня, сложенного удивительно пропорционально, выше среднего роста, с великолепно вьющимися каштановыми волосами, и огромными, бездонными, голубыми глазами. Весь он, излучал любовь и тепло, которыми мгновенно окутывал меня, и я сломя голову бежал к нему.
То, что он необычный, я понял это с первой же нашей встречи. Но, все равно, все, что было связанно с ним, не переставало меня удивлять. Стоило, нам присесть, как мгновенно, мы, оказывались, облепленными со всех сторон,
разнообразной живностью. Все они пытались прикоснуться к нему, приласкаться.
Один раз с дерева, к нему на колено опустился паучок, со сломанной передней конечностью. Чувствовалось, что он жаловался ему на свою боль.
Тотти, нежно погладил его, и на моих глазах произошло чудо. Ножка выпрямилась, и заработала, а радостный паучок, не мешкая, стал подниматься вверх по своей паутинке. Видя все это, я на мгновение потерял дар речи.
———
Сидя, он часто с нежностью гладил ствол дерева. Однажды я пошутил.
— Ты знаешь, меня мама так гладит по головке, как ты это дерево.
Он улыбнулся.
— Дерево прекрасно понимает, как к нему относится человек. Люди редко общаются с ними, а оно по твоей просьбе может тебя одарить. Конечно при условии, если хорошо попросить.
Мы тогда сидели под дикой грушей. Плоды еще были незрелые и горьковаты на вкус. Тотти, протянул руку и совершенно серьезно попросил.
— Угости нас, пожалуйста. — и к моему удивлению с ветки отделились две спелые груши и упали ему в руки.
— Спасибо, хорошая. – поблагодарил он ее, протягивая мне грушу.
— Спасибо, хорошая. – изумленно повторил я с хрустом надкусывая ее.
— Теперь, я думаю, что ты будешь, с большим уважением относиться к деревьям и ко всему живому. – добавил Тотти.

— Где твой дом? – один раз спросил я его.
-Везде. – просто ответил он.
— Как везде? А твои? Мама и папа?
— Они далеко отсюда.
— Далеко? Как? В России? Или на Украине?
— Нет. – сказал он, качая головой. – Они далеко отсюда.
— Ты из Америки? – не зная, что сказать, шепотом спросил я его.
— Да нет же. Нет.
— А где еще может быть далеко?
— Понимаешь? Родиной вы называете место, где рождается человек. Так вот, я родился далеко отсюда, в совершенно другой солнечной системе.
— Я понял! Ты космонавт! – радостно воскликнул я.
— Как тебе сказать? – задумался он. – В понятие этого слова, мы вкладываем совершенно разные понятия. У вас ракеты. У нас их нет. Я могу в мгновении ока оказаться в любой точке галактики… Так сказать, мы всемогущи.
— Значит, ты все умеешь? – не переставая, радостно восклицал я. – Ты можешь меня повести на свою планету?
Тотти снова покачал головой.
— Прошу тебя! Хочу! Ну! Покажи мне свою планету! – Я умоляюще смотрел на него.
Чтобы как-то успокоить мои эмоции, он обещал мне, когда нибудь показать ее, добавив, что на многих планетах у него есть друзья и один из них я.
Мне было очень интересно слушать его. Он рассказывал мне о разных цивилизациях. На одних планетах они более развиты, на других менее. Есть высшие цивилизации без развития техники, представителем которой он является. Есть, наоборот, с сильно развитой техникой. Везде по-разному.
На многих планетах, как на земле идет борьба добра со злом. Есть планеты, на которых победу одержало зло. И теперь, у них деструктивная система развития, которая обязательно приведёт к деградации существ, живущих на ней.
Я не понял, что значит деградация и деструктивная система. И попросил его, пояснить мне эти незнакомые мне слова.
— Это когда вырождаются хорошие качества, и существа полностью теряют способность творить что-то доброе. Они злы и завистливы. Их сердца уже не способны любить. Потеряв дар любви, они перестают воспринимать сердцем боль и радость. Такие сердца мы называем блокированными, и их жизнью начинает править мозг и холодный расчет. Если на такой планете сильно развита техника, то это представляет большую опасность для других цивилизаций, поэтому и находятся у нас под особым контролем, до тех пор, пока не выродятся. Опускаясь все ниже и ниже, они полностью теряют речь, и даже рассудок. Больно видеть такие планеты. – закончил мой друг.
——
В пятом классе со мной произошел следующий инцидент. Я пришел домой очень расстроенным. Причиной была моя любовь к моей однокласснице.
Я чувствовал, что наши чувства обоюдны и в глубине души очень гордился этим.
На перемене, я сломя голову бежал к ней, сильно дергал ее за косичку и убегал. Разозлившись, она бежала за мной, мы хватались за руки и начинали бороться. Это продолжалось до тех пор, пока я ей с удовольствием не подавался. Больно потянув за мой чуб, она гордо отходила. Нас звали женихом и невестой. Конечно, это обеих нас очень радовало, но мы делали вид, что очень злимся.
И вдруг, у меня неожиданно появился соперник. В тот день к нам из другого класса перевели сына начальника милиции. Они сразу же обратили внимание друг на друга и у меня внутри что-то оборвалось. На его ногах отлично сидели великолепные китайские кеды, а я носил простые
коричневые. На уроке он не пользовался простой ручкой за две копейки, а из нагрудного кармана гордо вынимал дорогую китайскую авторучку с золотым пером. Я себя почувствовал очень оскорбленным, и в моей душе появилась черная зависть.
Так, я сидел дома и болезненно переживал свое поражение. Неожиданно комната осветилась ярким светом, и оттуда вышел мой друг – Тотти.
Приподняв рукой мой подбородок, и серьезно заглянув мне в глаза, он озабоченно спросил.
— Что с тобой мальчик.
Подступивший к горлу тяжелый комок, наполнил слезами глаза, и, не сдержав рыдание, я уткнулся в него и горько заплакал. Тотти ласково гладил меня по головке.
— Успокойся малыш, у тебя еще все впереди.
— Что впереди? – рыдал я. – Я не хочу жить без нее! Я люблю ее! Люблю! А она! Она!
— А она, полюбила мальчика, который носит китайские кеды, и пользуется авторучкой с золотым пером. Правда? И ты, ему позавидовал. Так?
Лицо мое покрылось краской, и я кивнул ему головой.
— Он богатый. У него есть все. И кеды, и футбольный мяч, и велосипед, и магнитофон.… А у меня, у меня ничего нету.
— Какой же ты еще глупыш? – успокаивал он меня, гладя по голове и прижимая к своей груди.
— Ты знаешь, кем работает его отец? – я утвердительно кивнул головой. – Правильно. Начальником милиции вашего района. Между вашими родителями есть большая разница. Твои, честно живут на зарплату, а его папа берет взятки, используя служебное положение.
— Как? – удивился я.
— Подрастешь, узнаешь. Вещи, очень быстро надоедают. Тебе еще надоест и кеды, и магнитофон и многое, многое другое. В конце восьмидесятых, ты здесь, своими руками сделаешь ремонт, и даже установишь камин. У тебя будет все. И ты поймешь, что материальные блага должны сопутствовать человеку, но он, не должен стать рабом вещей. На Земле идет война, которая, в Небе, зовется Армагеддон. Добро борется со Злом, и мы очень надеемся, что Земляне с честью выйдут из этого поединка.
— Как же они борются между собой? – ошеломленно спросил я.

— По- разному. Порой видимо. В виде мелких сор и больших войн. А в большинстве — невидимо. Каждый человек рождается воином. Один служит Злу, а другой — Добру. У каждого из них свой флаг. У Добра ослепительно белый, а у Зла – чернее черного.
— Давно они борются? – не переставая хныкать, спросил я.
— С самого начало, когда в раю были обмануты первые люди. Эту историю, тебе еще предстоит узнать, а вот невидимую войну, я, пожалуй, тебе сейчас же покажу.
Мы подошли к окну.
— Ты знаешь, кто живет в том доме? — я утвердительно кивнул головой. – Тогда смотри.
И я, находясь у себя в доме, видел и слышал все, что творилось в чужом на расстоянии семидесяти метров.
На кухне сидел полуголый хозяин, который постоянно напивался. В пьянке, устраивал страшные скандалы. Беспощадно бил жену, выгоняя ее вместе с детьми на улицу. В периоды запоя, женщина вместе с детьми пряталась по соседям. А он, остервенело и безумно хохоча, искал их, ругая, на чем свет стоит. Жена терпела, но с каждым днем становилась все злее и даже приобрела яд, чтобы его отравить.
И я не только видел, но и слышал каждого в отдельности. Мне стало казаться, что это не она, а я держу в руках цианистый калий, и это не ее, а мой мозг лихорадочно борется с сердцем. Не зная, что делать, я смотрю на мужчину. От него несет ужасным винным перегаром. От этого я чувствую вкус выпитого вина и тяжесть полного желудка. Противная тошнота подступает к горлу, и я понимаю, что мне пора бежать в туалет. Я бегу… Но на середине пути останавливаюсь, потому, что все ощущения куда-то исчезают. Некоторое время я стою, как вкопанный, пытаясь что-то вспомнить, а потом резко поворачиваюсь к нему и кричу.
— Она убьет его! Да! Помоги ему! Ты все можешь! Отними у нее яд! – я изо всех сил вцепился в него и тряс.
Тотти схватил меня за руки.
— Успокойся. Она его не убила. Но, все, же совершило убийство. Убив совершенно незнакомого человека.
— Кого? – со страхом выпалил я.
И тут непонятно куда исчез мой дом, и мы оказались в бесконечном пространстве, наполненный световыми сполохами.
— Видишь, большую золотую точку. Я ее для тебя специально увеличил. Это ее мысль.
— Я вижу только сплошную огненную линию.
— Все правильно, она мчится с такой скоростью, что твой глаз воспринимает ее как линию. Тебе повезло парень. Вон в пространстве появилась еще одна точка. Ты единственный человек, который наблюдает воздействие чужой мысли на человека. Мысль – эта энергия. Мозг – уникальный аппарат. Любая мысль, проходящая через мозг, заряжается либо положительно, либо отрицательно, либо нейтрализуется. Теперь представь, что кому то понадобилась та или иная мысль. Он вызывает ее из пространства. Подпитанная положительно, окажет человеку добрую услугу и поможет в беде, отрицательная – заставит человека сотворить зло. Понимаешь?
Я ничего не понял, из этого объяснения и мне стало не по себе. Поняв мое состояние, Тотти спросил.
— Как ты думаешь, где находится эта мысль?
— Наверно, где-то в соседнем доме. – сообразил я.
— Нет! Ища адресата, она много раз облетела Землю. Она на территории Франции.
Неожиданно в пространстве появилась изображение. Один человек, целится в другого. Тот другой, стоит на коленях и умоляет его о пощаде.
— Он полностью покаялся в своем грехе, — начал объяснять Тотти, — его можно простить. Да, он уже почти прощен. Убийца готов удалиться. Но… К нему приближается сплошная линия. Я заметил, как над головой убийцы, появившийся черный нимб, мгновенно превратился в воронку и поглотил линию. – Обрати внимание на убийцу, лицо, которое уже простило, вдруг брезгливо сморщила губы, подбородок жестко сжался, глаза приобрели решительность. Эта энергия передалась его телу, и он безжалостно выстрелил.
Я ахнул, закрыв лицо руками. Тотти снял с меня тяжелую эмоцию. Не отрывая глаз, я наблюдал за другой линией.
— Мафиозные разборки. Действие происходит в Италии. – прервал молчание мой друг.
Человек в напряженной позе держал наготове автомат. У него под прицелом находилось несколько человек.
— Мысль попадает в зону знаменитого монастыря. Видишь, как усердно молится монах. Это может стать спасением для тех людей. Посмотрим.
-Молодой красивый монах усердно молился Богу.
— Давай послушаем его, это всегда приятно слышать. Хотя он, молится на своем языке, ты все это услышишь на своем.
Отче наш, Сущий на небесах. Да святиться Имя Твое! Да придет Царствие Твое! Да будет Воля Твоя и на земле, как на небе.
От его головы исходило золотое сияние. Сплошная линия приблизилась к нему, и в его мозгу, мелькнула мысль об убийстве.
— Это еще откуда! Отойди Сатана! – пробормотал он, и, пересилив себя, продолжил – Хлеб наш насущный подавай.
Он закрыл глаза, и весь изнутри как бы собрался, пытаясь сбросить наваждение. Мысль пыталась пройти сквозь нимб, но это ей не удавалась. От борьбы, она стала терять скорость, превращаясь в точку. Он продолжил.
— И прости нам грехи наши, ибо и, мы прощаем всякому должнику нашему… —
Голос его стал решительным. – И не введи нас в искушение. Но избавь нас от лукавого. Амин. – С облегчением проговорил он.
— Амин! – торжественно повторил Тотти. И точка остановилась. – Все! Она побеждена.
— Насовсем?
— Нет. До тех пор, пока кто то не призовет ее из пространства, и тогда все начнется сначала. Все, что ты здесь увидел, обязательно осознаешь, когда станешь постарше.
——-
Я отлично помню, нашу последнюю встречу. Это произошло в пятом классе 31 декабря. Помните, мы тогда учились во второй смене. И на уроке физкультуры, как раз, и произошел, тот самый инцидент, опять-таки связанный с моими чувствами.
Это произошло во время игры в баскетбол, учитель, предложил моему сопернику, снять часы и положить их в ящик стола. Вернувшись, он там их не нашел. Я действительно подходил к столу, чтобы подглядеть свою четвертную оценку в журнале. Произошел большой скандал, нас тогда всех поочередно, вызывали к директору, но пропажу, так и не удалось обнаружить.
Тогда все, и, началось с «Казака». Мы все его боялись, ведь он на два года был старше нас. Помните, с какой гордостью он носил свою кличку, « Казак», и, исподтишка в туалете курил « Приму». Учителя, его тоже не жаловали, за
хамство. Не хотели с ним связываться, поэтому и дарили ему тройки, лишь бы отвязаться.
Поймав момент, когда в классе не было педагога, он протянул в мою сторону указательный палец и во всеуслышание заявил.
Я знаю, кто своровал часы! – от этого заявления вы, все вопросительно уставились на него.
– Это ты! Я видел, как ты подходил к столу.
Я не знал, что ответить. Мое лицо покраснело, и я со всей злостью направился к нему.
— Кто своровал часы?
— Ты! – нагло ответил он мне. – Ты не можешь простить ему, что он увел твою девчонку! – и зло рассмеялся мне в лицо.
— Этого я не смог ему стерпеть и вцепился в него со всей силой.
— Я покажу тебе, как сваливать на меня!
Он с силой отшвырнул меня. Я опять пошел на него. Завязалась драка. Никто из вас, не смел, вмешаться, боясь «Казака». Он ударил меня кулаком в глаз.
— Вот тебе! Вор!
— Я не вор! – и вдруг меня осенило, что это он украл, и я пошел на него. – Это ты украл! Я знаю!
За это я получил тяжелый удар в нос. Из него потекла кровь. Мне стало дурно. Все знали, что от «Казака» — пощады не жди. У меня от боли, обиды, бессилия и несправедливости текли слезы, которые я вместе с кровью размазывал по лицу. В класс вошла учительница. Строго взглянув на нас, она потребовала объяснения. Все молчали. Что было дальше, я не знаю. Я схватил свой портфель, одежду и стремглав выскочил из класса.
Выйдя из школы, я направился домой. Обида душила меня, в горле стоял комок, по лицу, не переставая, текли слезы. Мне не хотелось в таком виде, появляться дома. Поэтому, я потихоньку, вошел в глубину сада и уселся на пень, продолжая плакать. За день, до этого выпал большой снег, и весь сад был покрыт им.
Шел пятый час. С каждой минутой становилось, все темнее и темнее, а на душе у меня, все мрачнее и мрачнее. Тут, я почувствовал, что мне совсем не хочется жить, и, я решил остаться и замерзнуть в этом саду. Я представил, как меня найдут мертвым, и тогда все поймут, что я совсем не виноват, и станут меня жалеть, а «Казака» — ненавидеть, потому, что только он, будет повинен
в моей смерти. От этой картинки, я заплакал еще горше. Отец несколько раз выходил на улицу, поджидая меня, а я все сидел и плакал.
Вдруг, яркий свет брызнул мне в глаза и предо мной предстал – Тотти.
— Ого! – воскликнул он. – Как он тебя! Но запомни, смерть не самый лучший способ, решения проблем. В жизни, бывает и хуже.
— Я не вор! – пробормотал я.
— Тебя никто и не обвиняет в воровстве. Иди смело в класс и ничего не бойся. Ты даже не представляешь? Что там произошло после твоего ухода. «Казаку» никто не поверил. Учительница повела его за драку к директору. Там ему очень сильно влетело. Так, что в школу без родителей он не появится. Более того, директор, грозился его выгнать, но это не произойдет. А вот отсидеть за воровство, ему еще придется, но это будет позже. Так, что «Казак», к тебе и близко не подойдет… А теперь тебе пора домой. Родители уже обеспокоенны. Ну! Вставай.
Я продолжал сидеть как вкопанный.
— Мне не хочется. – заупрямился я.
Стало совсем темно, и только снег, валил крупными хлопьями.
— Почему?
— Я хочу умереть, — неуверенно начал я.
— Ничего подобного! Ты хочешь жить! И будешь долго жить… — со смехом продолжал Тотти.
— Даааа!
— Да. – ответил он.
— Почему бы тебе не пойти ко мне?
— Я познакомлю тебя со своими родителями. И они наконец-то поверят, что ты существуешь, и не являешься плодом моей фантазии, как говорит мой отец. – А? – жалобно захныкал я. – И мы вместе встретим Новый год.
Тотти помотал головой.
— Почему? Почему, ты не хочешь познакомиться с ними? Я так хочу, чтобы они увидели тебя…
— И, поверили в мое существование. – задумчиво произнес он.
— Да! Да!
— Пожалуй, я могу это устроить.- и перед нами, появились две наши огромные корзины. Я недоуменно посмотрел на него.- Поймешь. Сейчас, мы с тобой совершим небольшое путешествие во времени, и окажемся в середине сентября этого года.
Вдруг мне в глаза брызнул яркий свет, и мы оказались в этом саду наполненным урожаем. Я обалдело глядел вокруг. Тотти громко расхохотался.
— Скидывай одежду, а то упаришься, и начинай заполнять корзины.
Я сбросил с себя одежду и с удовольствием прыгал от грядок к деревьям. Через полчаса и вторая корзина была наполовину наполнена. Тотти, погнал меня собирать любимые мамины цветы – астры. Через несколько минут в моих руках был огромный букет цветов.
— Чего здесь не хватает?
— Абрикосов.- пошутил я.
— Нет проблем. – и мы еще продвинулись во времени.
Мои корзины были наполнены до краев. В майке, я собирал огурцы и зелень. Тотти видя мою радость не переставая, смеялся.
— Ну, ладно. Пора. Давай одевайся.
На голое тело я надел пиджак и пальто, нахлобучил на голову шапку и стал рядом с ним. В единый миг, мы оказались у голого пня.
— Как ты думаешь? Поверят твои родители, в мое существование или нет? – я восторженно кивнул головой. Весь мой багаж, куда-то исчез. В моих руках остался только огромный букет цветов. Я вопросительно посмотрел на него. – Все у твоего крыльца. – улыбнулся он.
Мы подошли к калитке, которая выходила из сада. Тотти, посмотрел на мое лицо, и, проведя рукой по болячкам, сказал.
— Пожалуй, я тебе их оставлю. Ты боролся за правду, а такие синяки, только и украшают мужчину. Мне пора. Через две минуты выйдет твоя мама, а ты иди, встречай ее с подарками.
В пространстве послышался какой-то звон. Тотти улыбнулся мне, махнул рукой и исчез. Я направился к дому, как вдруг передо мной, появился маленький светящийся шарик. Он подлетел ко мне и остановился возле моего лица. Я протянул ей ладошку, и он опустился в нее. Свет исчез, а в моей руке оказался маленький хрустальный шарик. Я не успел все это осознать, как услышал голос матери и направился с букетом в ее сторону.

Конечно, не каждый может представить, что произошло дома, когда я все это внес в комнату. Родители мои были поражены. Мама со страхом взяла в руки инжир, у которой в середине как росинка блестела сладкая капля. Они не знали, что сказать. Даже синяки мои были обнаружены позже.
Был накрыт великолепный стол. За окном шел снег, а в комнате пахло ёлкой, огурцами, персиками. На столе стоял огромный разноцветный букет, напоминающий об ушедшем лете.
И тут случайно, мама, присмотревшись к моему лицу, широко открыла глаза.
— Кто это тебя так? Сынок! – ахнула она.
— Что? – как, будто не понял я.
— Синяки.
— Синяки? Какие синяки?
— Как ты со мной разговариваешь? – спросила она, повышая тон и приподнимая мой подбородок. – О Господи! Георгий! Георгий! Иди сюда! – позвала она отца.
— Я занят. Я наливаю вино.
— Какое вино! Посмотри на его лицо! Оно вся в синяках!
— О чем это ты?
— Посмотри! Какие у него синие подтеки! – восклицала мама.
-Сынок! А ну подойди сюда. – Я подошел к отцу. – он внимательно посмотрел на меня. – Что с тобой? У него абсолютно чистое лицо.
— Как, чистое? – изумилась мама. – Ведь только что оно было вся в синяках.
— Было, да сплыло! – расхохотался я.
— Сегодня день чудес, и очень трудно не поверить в существование Тотти. – проговорила мама.
— Я тоже так думаю. Ответил задумчиво отец.
——
Эта была наша последняя встреча.
— Иди! … Ну, ты фантазер. – расхохотался Зура.
— А я ему верю. Зачем ему нас обманывать? Да и сама история очень необычная. Такое трудно придумать.
— Мальчики через пять минут Новый год! Прошу к столу! – открывая дверь, позвала их жена.
— Сейчас, сейчас придем. – ответил Ник. — Я не фантазер. Я вам это сейчас же докажу. — и подойдя к письменному столу он из ящика вынул небольшую коробочку. в ней, на мягких стружках почивал маленький хрустальный шарик. – Вот! Это и есть, тот самый шарик.
Друзья с удивлением смотрели на маленькое чудо.
Часы пробили двенадцать, и за окном послышался сильный грохот фейерверков. Хрустальный шарик, несколько раз осветился и погас. Они с
удивлением смотрели на него, не понимая, сам ли шарик осветился изнутри или на него упал свет из окна.
— А о хрустальном шарике, я родителям ничего не сказал. – прервал молчание Ник — Он лежит у меня в письменно столе. Я его иногда вынимаю оттуда, кладу перед собой и долго, долго смотрю на него. Иногда мне кажется, что он опять оживет и превратится в свет, а из этого света выйдет мой друг – Тотти, который обещал мне показать свою удивительную планету, на которой царствует Любовь.

Чичилаки – елка, традиционный новогодний символ и украшение в Грузии. Чичилаки, изготавливается из прямой ветки орешника, которую последовательно обстругивают с одного конца, оставляя тонкие стружки держаться на другом конце. В результате получается палка с пышной стружечной кроной, которая и является чичилаки. Обычная высота украшения 50—70 сантиметров, его ставят на праздничный стол возле тарелки со сладостями. Сладости вешают и на сам чичилаки. По окончании празднеств деревце по традиции сжигают, а пепел развеивают по ветру. С этим дом должны покинуть беды и невзгоды ушедшего года.
Имеретия – регион и историческая область в Западной Грузии


Комментарии:


  • Мария Болицкая
    2016-01-04 18:49:26
    ​Чудесная сказка...
    Особенно строчки "— А о хрустальном шарике, я родителям ничего не сказал. – прервал молчание Ник — Он лежит у меня в письменно столе. Я его иногда вынимаю оттуда, кладу перед собой и долго, долго смотрю на него. Иногда мне кажется, что он опять оживет и превратится в свет, а из этого света выйдет мой друг – Тотти, который обещал мне показать свою удивительную планету, на которой царствует Любовь."
    Так хочется увидеть удивительную ПЛАНЕТУ, где царствует ЛЮБОВЬ!