Лиза исправляется (11)

начало см

Проснулась я утром, все тело болело, но я хоть выспалась. Костерок дотлевал в самом низу ямки. Подложив сухих травинок, я его возродила, поджарила несколько кусочков «хлебца» и позавтракала. Не хотелось никуда идти, а сидеть здесь и ничего не делать, не думать, где что найти.

Посидев немного, я с большим сожалением погасила костерок, прошлась дальше и нашла еще несколько хлебных деревьев. Это было очень хорошо, по крайне мере, уже более лучшим питанием мы были обеспечены. Я вспомнила о Лизе, как она там? Думаю, ничего страшного, пусть побудет одна, подумает, поголодает, авось, что - нибудь поймет.

Теперь нужно подумать, как донести эти плоды. Хотелось много и сразу, но нужно понимать, что не все в моих силах. Сняв пояс, на котором висела баночка с орешками, я привязала четыре плода за хвостики и один еще взяла в руку и пошла обратно, внимательно высматривая свои зарубки. Постепенно я вышла к знакомым местам и уже пошла быстрее.

Подойдя к нашему лагерю, я не увидела Лизаветы, но почему то не обеспокоилась.

Поднявшись, обратила внимание, что Лизка переворошила рыбу, трава была влажной. Следовательно, она ее смочила. В углу стояли две бутылки с водой, остальных не было. Будем ждать.

Я разожгла костер, налила воды в банку, почистила две рыбы и начала готовить бульон. Положила запекать один плод.

Лизка влетела в апартаменты вихрем, запричитала, полезла обниматься и … медленно сползла с меня в обмороке. Понятно, голодная, а тут такие запахи. Я побрызгала на нее водичкой. Она открыла глаза, которые тут же начали наполняться слезами. Да сколько же в ней воды? Когда это слезокапанье прекратиться? Кстати, она ходила за водой и принесла остальные бутылки. Исправляется походу действия.

--Сори, сори – повторяла она, пока я доваривала, дожаривала завтрак-обед. Когда все было готово, я налила в плошки бульон и положила по кусочку рыбы. Хлебца тоже дала немного. Лизка умяла все и сразу и умаляющее посмотрела на меня. Я покачала головой: «нет» и показала на часы: через час, показывая на живот и изображая боль.

Короче, мы потихоньку съели весь бульон и рыбу, Лизка повеселела и все что -то спрашивала меня. А я сидела и думала: как быть дальше. Вместе мы не сможем пойти, нужно смотреть за костром, хотя… Да, можно нести огонь с собой. (Рони -старший описывал это в своих книгах). Но как?

Я спустилась к роднику, нарезала лиан подлинней, собрала ветки от удилища и попыталась сплести что то подобное маленькой корзиночки-авоськи, в которую вложили более плоский камень, на него поставили банку, в которую положили горящие угольки от нашего костра. Ручку сделали подлинней, чтобы не жгло руки. Получилось нечто, но довольно прочное изделие. У Лизки как то не возник вопрос: а как я его вообще разожгла огонь. О, дитя цивилизации.


Спали мы по очереди. Я сова и могла сидеть до полуночи спокойно. Поддерживала костер, пока Лиза спала. Затем, разбудив ее, я легла и тут же уснула. Лиза меня не будила, что было правильно. Когда я проснулась, она уже отварила рыбу, запекла хлеб, и мы спокойно позавтракали, собрали в поход банку с огнем, воду, остатки рыбы и хлеба и отправились в путь.

продолжение следует

TEXT.RU - 100.00%


Комментариев нет